Где Дипика?
978-5-6044767-2-7
410,00
р.
р.
Для чего дети играют в прятки? Для того, чтобы их нашли — ведь нет ничего прекраснее, чем быть найденным. Вот и малышка Дипика прячется в укромных уголках маленькой индийской деревушки, пропитанной запахами специй. И торговец рыбой, и сборщик риса, и седовласый мудрец — все помогают маме найти Дипику.
Над книгой работали
Ирина Зартайская
Автор
«В детстве мне очень нравилась книга «Синяя птица», в ней были чудесные иллюстрации — волшебные и такие красочные! С другой стороны, очень любила «Вредные советы» Григория Остера и подборку страшилок Эдуарда Успенского: красная рука, черная тумбочка — очень мне нравилось бояться! Сейчас восхищаюсь создательницей Груффало — Джулией Дональдсон. Вся серия, иллюстрации, перевод Бородицкой — нравится мне безумно, мы с сыном часто используем цитаты оттуда. Очень люблю творчество моей близкой подруги Натальи Евдокимовой: поражаюсь и восхищаюсь образами, которые она создаёт, с какой иронией пишет. Мой гуру в писательском творчестве — Михаил Яснов. Я всегда давала ему прочитать написанное: так мне было важно его мнение. Но в какой-то момент он сказал мне: «Ира, хватит уже со мной советоваться! Ты теперь сама писатель!» Пришлось верить на слово».

Ирина Зартайская живёт в Санкт-Петербурге, окончила факультет теории и истории искусства Санкт-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина по специальности «искусствовед».С 2006 года работаетв Музее театрального и музыкального искусства внаучно-экспозиционном отделе.
Яна Седова
Иллюстратор
«Главное для меня в работе иллюстратора — огромное удовольствие, которое я получаю от того, что делаю. Думаю, чтобы книга удалась, нужно погрузиться в тему, пропустить её через себя.

Меня привлекает творчество таких художников, как Артур Рекхэм, Эдмунд Дюлак, Эндрю Уайет, фламандский живописец Мёмлинг, немецкий живописец и рисовальщик Гольбейн. Из современных иллюстраторов – Александр Кошкин, Андрей Дугин, Николай Попов, Геннадий Спирин».

Стиль Яны Седовой – очень узнаваемый, атмосферный, пронизанный символизмом и мистикой. Яна создает мир в мире, дополняя реальность текста и увлекая читателя всё глубже в ткань повествования.
Made on
Tilda